Игра в дурака    Карточные игры    Пасьянсы    Гадания на картах    Словарь    Карточные фокусы    Шулера    Фильмы    Анекдоты    Онлайн

 Главная страницаШулераПогоня

 

 

"Погоня"

 

11

…Уже четыре часа Павел не мог придти в себя. Ничего себе сюрпризик! Он расслабленно валялся на какой-то потертой кушетке, уставясь в серый потолок.

Кто мог такого ожидать от этой зеленой девчонки? Ну и поколение. И не где-то в столице, а здесь, среди глухой провинции. Что и говорить, это уже не мы! Не тот взгляд на мир, не та хватка. Идет смена. Напирает, дышит в затылок, работает локтями. А мы уже где-то там, неподалеку от добродушной Натальи Павловны.

Но что же теперь делать? Если верить Вике (а верить приходится), он может оставаться в этой квартире совершенно свободно и без опаски. До приезда ее шустрой подружки целая неделя с хвостиком.

Надо собраться, сосредоточиться, прийти в себя. И подумать. Очень уж неожиданно, стремительно и подозрительно кстати свалилось на него головокружительное приключение. И это после того, как он и вслух  и на самом донце растерянной души распрощался со всем, что связывало его с этим городом.

Но какова Виктория! Как быстро, немногословно, категорически расставила всё по местам. «Вы хотите остаться?! Не спорьте, я знаю! Хотите! Почему? С чего вы взяли? В том-то и дело, что я тоже хочу! Ну, что здесь непонятного! Не при матери же это говорить. Вы же ее видели. Хватит разговоров! Заходите. Мне что, тащить вас под ручку? Кто из нас мужчина?»….

И вот теперь она убежала. По своим делам без всяких пояснений. Забежит позже.

А Павел остался думать все ту же думу. Девчонка, конечно, чего-то добивается. Хочется ей с него получить, вот только что, он пока не понимает. Или что-то из того, что у него есть на самом деле, либо какое-то такое, которое она себе вообразила. Ведь ни сама Вика, ни мать ее ничего реального о нем не знают. Верят тому, что он сам им наплел. Конечно, не исключено, что всё как раз наоборот. Делают вид, а сами про себя смеются над его наивными баснями. И в свою очередь тоже сочиняют. Навязали ему неизвестного Андрея Михайловича, даже без фамилии, подсунули не относящуюся к делу постороннюю фотографию….

Стоп, стоп! Куда-то его понесло не в ту сторону. Если он сам приехал  втихаря, инкогнито, но за вполне определенной добычей, то эти бабёнки впервые его увидели! И сразу кинулись в обман? Глупости. Одним словом, придется все-таки задержаться и хорошенько поговорить с Викой.

Дожидаясь Вику, Павел раз двадцать обошел маленькую затхлую квартирку. На кухне пожевал сухариков и изюма, запил водичкой. Чай и сахар тоже нашлись, но не хотелось без хлеба. Только аппетит раздразнишь. В общем, все станет ясно после разговора. Задержится он здесь, тогда и позаботится о кормежке. А может, и Вика накормит, подумал он и усмехнулся. Не похоже. Как бы она вообще не появилась с сопровождающими. Скорошев поёжился, выглянул в окно. В случае чего, не выпрыгнешь….

Вика заявилась часа через три. Вошла быстро, уселась на ту же кушетку и сердито фыркнула, когда Скорошев попытался пристроиться рядом. Пришлось пододвинуть стульчик.

--Володя, вы нарочно не дали прочитать матери ваше письмо?

--Она особенно и не просила, - Павел добавил. – А мне как-то распаковывать, расклеивать. Потом ищи чем заклеивать.

Это получилось поспешнее, чем ему хотелось, и Скорошев смущенно отвел глаза.

--Да, конечно! Очень сложная проблема, - она улыбнулась, но иронии не убрала. – Драгоценная реликвия! Священная память! Нельзя отдать в чужие руки.

Павел изо всех сил изобразил на лице возмущение.

--На старух, вроде моей мамы, такие вещи хорошо действуют! У вас очень ловко все получилось. Даже не подумаешь.

--Кажется, я у вас ничего не украл! Если нужно, могу расплатиться за ночлег и ужин. Выслушивать всякие оскорбления…

--А по-моему, я вас похвалила, - она вскинула ресницы и без всякой улыбки поглядела в упор. Павел смотрел на построжевшее нежное личико, смотрел против своей воли, чуя, что ничего хорошего из этого не выйдет.

Не дождавшись возражения, Виктория сузила глазки в чуть-чуть наметившейся улыбке:

--Вы, Володя, опоздали. Один человек опередил вас на целый месяц.

Это был удар. Да такой, что Скорошев икнул и замер. Ему уже не было дела до растерянности и разочарования, выступивших на его собственном лице. И он прочитал в ее торжествующих глазках, что скрываться больше не имеет смысла.

--Да? Уже? – только и ответил он.

--Не повезло, - злорадно подтвердила Вика.

--А зачем же тогда? Только для того, чтобы надо мной посмеяться?

--Вы все о себе! Почему не спросите, кто это был, получилось ли у него чего-нибудь?

Скорошев опять замер. Ой, крутит девка! Не раскисай, дознайся все-таки, для чего тебя сюда притащили.

--Он тоже приезжал с письмом? – спросил Павел, но уже сам себе отвечал: нет, не то. Тогда бы не прошла его собственная авантюра.

Вика с улыбкой покачала головой.

--Он обошелся без письма. И без самозванства. Просто предложил купить квартиру. Но пообещал так много, что даже мама насторожилась. Хотя до сих пор надеется, что он еще вернется.

Скорошев почувствовал: надежда воскресает и мягко разглаживает его грудь.

--Вы говорите про этого… как его… Максима… Витальевича?

--О-о-о! – удивилась Вика. – Вы и про него успели расспросить! Совсем мать не соображает.

--Нет, Вика. Наталья Павловна лучше вас разбирается в людях! А вы запутались в собственных выдумках. Вот вам и мерещатся махинации, самозванцы…

--Ага, ага! Вы быстро успокоились, Павел Сергеевич. Скорошев!

Павел машинально схватился за боковой карман. Нет, паспорт на месте. Вот стерва малолетняя, как-то успела и в карман слазить.

--Нехорошо, Викуся! И опасно. Я действительно Павел Сергеевич. Что в этом преступного? Не знаете? Всё очень просто. Меня вырастила мать, она же дала мне имя и фамилию. И отчество. Отца я никогда не знал и не видел. Как писал в анкетах: сведений не имею. И только недавно узнал, что для него всегда был Володей.

Теперь замолчала Вика. Наклоняя голову вправо, затем влево, с интересом рассматривала Скорошева. Дважды ее губы хотели что-то сказать, но замирали. Павел молчал, давая ей время подумать. И заодно уже начал прикидывать, нельзя ли извлечь пользу из такого поворота событий.

--Хорошо, - сказала, наконец, Вика. – Может быть это и правда. Тогда покажите письмо!

Ее хитрые глазки небесного цвета снова вспыхнули усмешкой.

 

назад....вперед

 

 

© Конюхов Александр, 2000-2017.   Карта сайта   Ссылки   Контакты