Игра в дурака    Карточные игры    Пасьянсы    Гадания на картах    Словарь    Карточные фокусы    Шулера    Фильмы    Анекдоты    Онлайн

 Главная страницаШулераПогоня

 

 

"Погоня"

 

14

Под стук колес, выкрики разговорившихся соседей Павел возвращался домой. Это теплое слово совсем не шло к кислому настроению, которое почти не покидало Скорошева. Странная смесь предстоящих неприятностей, несбывшихся желаний, грусти расставания переполняла его мысли и, пожалуй, душу. После  памятных поисков клада он прожил в Быстрореченске два мирных уютных дня и уехал с огромной неохотой. Ему казалось, что он действительно гостил у близких гостеприимных родственников.

Пытаясь отвлечься, Павел на своей верхней полке листал подаренную ему тетрадь – единственный трофей охоты за сокровищами. Теперь, изучая ее внимательно, он обнаружил, что кроме цифр, букв и значков, на некоторых страницах встречались краткие пояснения и заметки на полях. Но прочесть их не получалось, они состояли из сокращений непонятных слов.

Скорошев никогда не увлекался картами, даже студентом чаще бывал зрителем. Практически никаких игр он не знал, преферанс и тот представлял поверхностно. Поэтому по записям Андрея Михайловича он даже не пытался определить, к какой игре или играм они относились. Таким образом, очень скоро он ограничился тем, что выискивал и читал заметки, надеясь наткнуться на что-то более интересное и внятное. Пока ему запомнилось, что чаще всего встречается сочетание «бил. кол.»  или «кол. бил.».  Вероятно, это означало одно и то же, но что именно? Наконец попалось: «колода Б.» Похоже и раньше «кол.» расшифровывалось как колода. Но что значили «бил» и «Б»?

--Сосед, можно у вас узнать? – к Скорошеву поднял голову сидящий напротив молодой попутчик. Даже сейчас он оставался в своем ухоженном костюме, только расстегнул легкий пиджак. Помнится, он сразу удивил Павла слишком официальным видом. Видом, не вяжущемся с дальней дорогой, поездом и другими, менее солидными попутчиками.

--У вас карт не найдется?

Скорошев свесил голову, бегло окинув нижний «этаж» купе. Пожилая женщина куда-то вышла. Четвертый сосед, немолодой полный мужчина, одолевающий всех рассказами из своей, по его мнению, богатой биографии, навалился на столик как раз под полкой Павла. Он прервал свой непрерывный разговор, но явно держался наготове. Похоже, молодой спутник, не выдержав, захотел сменить характер общения.

--Есть, - ответил Скорошев машинально, потом засомневался, но слово не воробей.

--А давайте с нами, - предложил толстяк. – Что вы, в самом деле. Слезайте.

Павел достал карты, неизвестно ради чего прихваченные им в Быстрореченске, и спустился вниз. Лежание и вправду утомило его спину и ноги. Но от игры Скорошев попытался отвертеться. Начал мямлить, что и не умеет путем, и давным-давно не баловался этим развлечением.

--Ничего, - возразил молодой, - мы же так, в дурачка. От нечего делать перекинемся малёк.

--Давайте, давайте в дурачка, - поддержал пожилой. – Неинтересно же, если только вдвоем! Конечно, ежели бы еще во что-нибудь не детское. По маленькой. Нет-нет, как хотите! – засуетился он, видя оторопь Павла. – Это я так только. Вообще.

Молодой дипломатично ждал, медленно тасуя колоду.

--Ладно, в подкидного, конок-другой, - решил Павел, пододвигаясь к столику.

--Превосходно, - потер руки толстяк. Его как будто разом выключили из розетки. Губы плотно поджались, бегали только глаза.

Павел взял сданные ему карты, стал, не шибко беспокоясь, кидать карту за картой, когда подходила его очередь. Спутники проявляли больше эмоций, однако в дураках остался толстяк.

Так и пошло. Павел швырял карты почти не глядя, во всяком случае, ни капли не задумываясь. Но получалось так, что нужная в данный момент карта всегда оказывалась у него на руках, и он неизменно выходил из игры первым. По началу Скорошеву не думалось, что происходит нечто особенное. И в прежние времена, когда ему случалось играть, он не сильно утруждал свою голову. Опять же бывает, что к кому-то весь вечер «идет карта». Но тут было другое. К Павлу не шел «сплошной крупняк» или одни козыри. Набор на руках всегда держался самый средний, но почему-то именно тот, который как нельзя более кстати подходил к складывающейся ситуации.

Партнёры Скорошева заёрзали. Они бросали друг на друга быстрые взгляды, косились на Павла.

--Это невозможно! – воскликнул, наконец, толстяк после очередного проигрыша. – Я сроду так не проигрывал. Может быть, пересядем?

Павел с недоумением согласился. Игра мало занимала его, а уж тем более не волновало неожиданное везение. Он поменялся местами с толстым попутчиком, молодой офисмэн остался на своем прежнем. Следующие три-четыре кона показали, что Скорошев по-прежнему выигрывает. Лишь толстяк стал время от времени выходить вторым, а не сидеть в вечных дураках.

--А вот все бы так играть не умели, - подмигнул молодой пожилому соседу.

--Вам, наверное, в любви не везет, - поддакнул толстяк, видимо желая хоть чем-то насолить везунчику.

--В любви? – переспросил Павел. Задумался, потом отогнал нахлынувшие воспоминания и положил свои карты на столик. – А ведь верно! И в любви тоже не везет.

Его соперники расхохотались.

--Может, больше не будем? – спросил Скорошев, кивая на карты. Попутчики поскучнели, но без споров побросали свои карты на неразобранный талон. Павел выровнял, помешал колоду.

--Может, вы вдвоем без меня? – постарался он поднять настроение у недовольных соседей. Молодой еле заметно пожал плечами, толстяк потер лысеющую голову.

--Ну, сдайте нам по три карточки, - согласился он. Павел послушно выполнил.

--Откройте козыря. Поехали.

Молодой заученно вышел с двух одномастных карт, толстый шлепнул их козырями, потянул к себе взятку и игра пошла. Павел, ничем не проявляя особого интереса, следил внимательно. К кому теперь перейдет везение? Ничего подобного! Соперники играли с равным успехом, порой суетились, спорили, но ни один не имел явного преимущества. Постепенно они успокоились и стали уже бросать взгляды на Павла. Но тут, к его удаче, вернулась в купе четвертая попутчица. Игра сама собой заглохла, Скорошев убрал карты, пора было стелиться на ночь. Но и после того, как улегшись, погасили свет, Павел долго не мог заснуть. Не прежняя тоска, а недоумение ставило перед ним каверзные вопросы. Что это: нелепый случай, неудавшаяся проделка проходимцев, или мистическая сила колоды? А если так, неужели он все-таки получил в руки главное сокровище Андрея Михайловича?

 

назад....вперед

 

 

© Конюхов Александр, 2000-2018.   Карта сайта   Ссылки   Контакты