Игра в дурака    Карточные игры    Пасьянсы    Гадания на картах    Словарь    Карточные фокусы    Шулера    Фильмы    Анекдоты    Онлайн

 Главная страница ШулераПогоня

 

 

"Погоня"

 

10

Вика умчалась на работу рано, Наталья Павловна вернулась и закрылась у себя в комнате. Скорошев лежал в утренней полудреме, обрывки мыслей лениво ворочались в голове. Безмолвное спокойствие не давало забыться, нудно толкало к действию. И в то же время он отлично знал: стоит ему зашевелиться, хозяйка тут же выглянет.

Ладно, решил он наконец, никто ни в чем не заподозрит гостя, если он выйдет в туалет. Тем более, что и природа подталкивала к тому же. Павел аккуратно выполз из-под одеяла, на цыпочках пробрался к двери в маленьком коридорчике.

Затворившись, он попутно, но внимательно окинул глазами окружившее его замкнутое помещение. Правда, еще вчера здесь осмотрен каждый выступ и ощупаны все подозрительные места. Ни тогда, ни теперь тайником и не пахло. Кухню Павел тоже по возможности оглядел с вечера, и теперь его свербила мысль, что ничего нет ни только в ней, но даже в комнате, где он ночевал. Потайная дверка не в проходной, а в задней комнате! Той самой, в которую ему даже не удалось заглянуть. Это ведь так логично!

Скрытую нишу не подготовишь за пять минут. Нужно иметь возможность закрываться. Возиться, а потом прятать следы работы. Ведь так, Андрей Михайлович?

И опять Павлу представился насмешливый безмолвный собеседник. Выглядел он теперь чуть-чуть по-другому. Моложе не стал, но как-то приосанился. Держался прямее, да и залысины стали меньше, а сами волосы на макушке и у ушей легли плотно, из бесцветных перешли в темно-русые с обильной благородной сединой.

«Так. Да тебе-то от этого какой прок?» - кивнул «папа», издевательски щуря глазки.

Павел вздохнул, прогоняя видение. Рассуждения о задней комнате более чем сомнительные, ведь «папа» в этой квартире даже не жил. Хотя из вчерашнего разговора Скорошев понял, что Андрей с Зинаидой одно время наезжали довольно часто и даже гостили, но о подробностях Наталью Павловну расспросить не получилось. Воспоминания все время уносили ее куда-нибудь в сторону. Она вообще больше рассказывала о себе, а не о зяте. Павел, например, так и не понял: жил Андрей Михайлович в Москве, или только там бывал, чем он занимался, где работал, сколько лет прожил. Зато он узнал, что с Зинаидой они расстались довольно быстро, но сюда она не вернулась; и ни один, ни другая тесных отношений с Натальей не поддерживали. Все ее воспоминания бродили в довольно отдаленных временах.

Хлопнула входная дверь, защебетал голосок Вики, и мать отозвалась ей из кухни весело и ласково. Вот как? Значит, старая пройдоха уже успела выбраться из комнаты. Лопух же ты, Паша Скорошев! Увалень и растяпа!

Все трое сошлись в кухне за завтраком. Ели не спеша, по-выходному, но разговор плелся натянутый и пустой. Слово, другое – молчок. И Павел видел, что вот сейчас, как только он поблагодарит за угощение, Вика тут же намекнет. Или нет, какое там намекнет, в лоб залепит: не пора ли тебе, гость дорогой, в обратную дорожку. Отвертеться будет нечем, сослаться не на что. Остается самому идти в атаку.

--Ну, спасибо за все, был очень рад с вами познакомиться! Надеюсь, будем общаться. Ваш адрес я знаю, свои координаты сейчас напишу.

--Что это вы, Володя, с утра пораньше? – не задумываясь отреагировала Наталья Павловна. – Только приехали. Вот и Вика с работы отпросилась.

--Напрасно! – пожал плечами Скорошев. – Никак не думал, что столько хлопот вам наделаю. Мне ведь так и так за билетом. А после, какой смысл возвращаться?

 --Можно и не возвращаться, если так! – торопливо вмешалась Вика. – Что в квартире сидеть?

Она высокомерно хмыкнула, демонстративно оглядев кухоньку. И мать, и гость промолчали, их насторожил Викин тон.

--Если уж я отпросилась, пойдемте вместе. Покажу вам кассы, чтобы не заблудились, - она отвела глаза и снова хмыкнула. – А потом, время останется, поглядите наш город. Все достопримечательности. Дня на это вот так хватит!

--Какого дня, ты чего городишь! – не выдержала Наталья Павловна. – Поезд на Москву в восемь утра.

--Ну кто на нем ездит, ма! – сморщилась Вика. – Час  автобусом до Булыгана и там пол-одиннадцатого экспрессом. Все нормальные люди так ездят.

--Так ведь там же дороже, - вяло заметила хозяйка. – Вы как, Володя, может быть вам… - она поводила перед собой руками.

--Ничего, - без радости, но уверенно подытожил Павел. Что говорить о цене билетов, если все его планы и надежды разлетелись вдребезги.

Вика ушла собираться. Павел торопливо наговорил кучу бессвязных благодарных слов, и, прощально кивая, выбрался за дверь, сказав, что подождет на улице. В подъезде заглянул в сумку, письмо лежало на месте. Чуть в стороне от дома Скорошев приметил вросшую в землю скамейку и опустился на нее. Скамейка противно скрипнула, однако устояла.

Итак, всё кончено. Надо ехать домой, оправдываться перед женой, возвращать долги. И лелеять надежду на то, что в следующий приезд, если конечно он состоится, все пройдет значительно успешнее. В конце концов, можно попытать у Полины, а если не у Полины, то у родственников, соседей тети Клары что-то об Андрее Михайловиче. Порыться, разыскать, подготовиться. Может быть и ключик найдется? Кто сказал, что удача дается сразу!  Он, в общем, не так плохо съездил. Поговорил, разведал, обозначился сам. Можно сказать – застолбил место.

Из подъезда выпорхнула Вика. Павел призывно помахал рукой, но противная девчонка дернула головой в ответ и потопала по тротуару. Пришлось догонять и пристраиваться сбоку.

--Вы зря сердитесь, Виктория, - выдавил из себя Скорошев после десяти минутного взаимного молчания. – Не знаю, чем вам не понравился мой приезд, но сам я….

--Не будем разговаривать на ходу, - перебила Вика. – Мы скоро придем на место.

--А, можно узнать…

--Помолчите!

Прошли одну пятиэтажку, другую. Перешли улицу. Свернули вглубь двора. Павел немножко забеспокоился: шли они явно не к кассам. Может быть не ходить? Попрощаться, сказать, что все найдет сам, ничего ему не нужно, город его не интересует. Пусть выйдет резко, невежливо, только бы не влопаться в какую-нибудь историю.

Какой-то хмурый домик в три этажа и один подъезд вынырнул из-за толстых, развесистых деревьев. Виктория свернула к подъезду, на ходу извлекая из косметички ключ.

«Вот так штука!» - пронеслось в голове Павла, он вдруг почувствовал, что от новой догадки к его голове и плечам приливает горячая кровь. Полутемный подъезд, крутая лестница вверх. Тяжело дыша, но не отставая, Павел поднялся следом за Викой на третий этаж. 

 

назад....вперед

 

 

Карта сайта | Ссылки | Контакты

© 2000-2020 Конюхов Александр