Игра в дурака    Карточные игры    Пасьянсы    Гадания на картах    Словарь    Карточные фокусы    Шулера    Фильмы    Анекдоты    Онлайн

 Главная страница ШулераПогоня

 

 

"Погоня"

 

25

На столе лежала гора денег. Рядом стоял заваленный поднос. Это всё был его выигрыш. Миллионы. Куда теперь их девать? В смысле – как нести? Мешка нет, рюкзака тоже. Снимать рубашку?

Перебранка партнеров не доходила до Скорошева. Он плавал в каком-то мутном тумане. И одновременно пытался взбодриться: навалилась тяжелая сонливость. Спинка дивана, оказывается, невероятно мягкая. О чем они так громко кричат? Павел качнул головой, прислушался.

--Это вы играли на лапу! – орал Бык, опершись на стол двумя руками. – В первый раз, что ли?

--Не зарывайся, Игнатьич! – выкрикнул коротышка, хотя и не так громко. – За такие слова….

--Какие еще слова! Ты первый попёр. А если бы? Хапнул бы холдинг, и харя бы не треснула!

--С чем?! – хозяин сгреб свои карты, еще лежащие перед ним, сдавил в комок и швырнул на пол. – С этим?

--Извини! - Бык выпрямил спину и развел руками. – И я давал «в темную». Кто знал, какая у него карта. Да и у тебя тоже!

--При чем здесь это, Петр Никитич! – быстро вмешался тощий очкарик. – Они же колоду подменили!

Бык склонился в его сторону, скривил укоризненную гримасу:

--Приснилось тебе что ли, Константин?

--Ты видел? – быстро спросил коротышка. И тут же, как будто по тайному сигналу, к столу придвинулись охранники. Разглядеть их было трудно, но дыхание слышалось совсем рядом.

Бык встал, оттолкнул ногой диван. Неприятное предчувствие подняло и Скорошева, но его быстро взяли выше правого локтя.

--За пазухой посмотрите, - поторопил охрану Константин, - в боковых карманах.

По одежде Скорошева пробежали чьи-то умелые руки, и билибинская колода легла на краешек стола.

--А-а! – радостно рявкнул Петр Никитич. – Такой он тебе брат! Шулера привел?

Бык осекся. Но Шурка Чукавин, которого почему-то никто не держал, шагнул к столику. Он ловко сцапал колоду, а вместо того, чтобы перевернуть ее крапом, как ждал Скорошев, растянул большим веером. Показал его Константину, Быку, Никитичу.

--Как же так, Паша? – спросил он со слезой в голосе.

--Подлог, - спокойно, как милиционер на посту, констатировал коротыш Петя.

--Хуже, - вылез длинный Костюша. – Обман нашего доверия. Выигрыш не в счет!

--И только? – делано умилился хозяин. – Я обмана. Не прощаю!

--Значит, накажем, - подвел итог длинный. – Игнатьич! Что ты там говорил про холдинг?

Павла уже удерживали за обе руки. Он попытался присесть, но только повис на секунду. А после хорошей встряски снова встал по стойке «смирно». И заметил удивленно, что подлеца Чука больше нет возле стола. Как и колоды.

Тогда он понял всё. Заберет он этот выигрыш – получит пулю от Пети, оставит – от Игнатьича. Ведь никто не знает про билибинскую колоду. Даже Бык. В тот вечер, при сговоре, Шурик наплел, что Пашка – скрытый экстрасенс. Бык обозвал их ослами, но быстро заткнулся, проиграв на пробу девять партий подряд.

Как же теперь быть? Признаться перед всеми, раскрыть тайну колоды? Нет, нет нельзя! Тогда тем более живым не выпустят, только колоду заберет не Чук, а Бык или Петя! Как же он забыл такую важную вещь – перемена владельца через его смерть! Влип по самую шею.

«Им и так деньги девать некуда. Пусть уж лучше повезет приятелю», - обреченно подумал Павел. Трепыхаться не было уже никаких сил.

--Какой еще холдинг?! – вдруг заревел Бык. – Кто здесь шулер? Шураня! Гнида! Быстро сюда. Учти, Петя, мои ребята держат на мушке оба выхода.

Испугался Чук грозного оклика, или его охладили слова о ребятах, но он моментально подскочил:

--Зачем вы так резко, Борис Игнатьич…

Бык, не слушая, поднял тяжелый кулак:

--Крап! Понял меня. Крап кажи!

--Пожалуйста! – Шурик с готовностью выхватил колоду карт из правого кармана пиджака. На этот раз без ошибки, рубашкой вверх. Тютелька в тютельку такой же, как и у карт, разбросанных по столу….

Но Бык, с неожиданным проворством рванул его левый карман. Треснула ткань. Выпало несколько карт с желтой спинкой. А отнюдь не с фиолетовой!

--Вот вам шулер! – громыхнул Бык. Рука, толстая, как клешня, влепила увесистую затрещину прямо по низу аккуратной прически Шурика Чукавина. От боли, или может быть от страха, тот сразу брякнулся на колени.

Все разом повернулись к Павлу. Тиски на его локтях немного ослабли, и Скорошев решился поднять голову.

--Замнём! – сказал владетельный Петя. Константин тронул острый подбородок, Бык снова опустился на диван. Павел повел освобожденными локтями, но продолжал стоять. Краем глаза он заметил, что Шурик, сгорбившись, посеменил в сторону. Хотя не оставил на полу ни одной желтой карты.

--Зачем ты приволок эту колоду? – спросил Бык снисходительно, как у нашкодившего подростка. Павел внезапно догадался, как надо ответить.

--Я, это….  Не знал я, Боря. Ты сказал – в картишки. Ну и подумал, а если карт не будет. Мало ли, забудете.

--Молчи уж, деревня! – с выдохом подытожил Бык.

Комедия была окончена, и Бык с самым серьезным видом повернулся исключительно к Петру.

--Да, Борис! – сказал тот. – Я думаю, разборок устраивать не будем. Он выиграл, - кивок в сторону Павла. – Но мне кажется, мы это еще обсудим. Дело все-таки попахивает дерьмецом!

--Обсудим, - охотно отозвался Бык. – Но я думаю, брательника можно отпустить. Иди отдохни, Паша.

Павел растерялся. Он не понимал, что сейчас преобладает в его душе: облегчение или разочарование.

--Иди, иди! – приналег на голос Игнатьич. – Я всё решу сам. И с этим, - он небрежно простер над деньгами руку. – В обиду не дам, будь спок.

 

назад....вперед

 

 

Карта сайта | Ссылки | Контакты

© 2000-2020 Конюхов Александр