Игра в дурака    Карточные игры    Пасьянсы    Гадания на картах    Словарь    Карточные фокусы    Шулера    Фильмы    Анекдоты    Онлайн

 Главная страница ШулераПогоня

 

 

"Погоня"

 

27

Павел долго думал: захватить ли с собой цветы. И так, и эдак вертел в голове все плюсы и минусы. Готов ли он к такой лобовой атаке? Можно ведь решить всё разом, можно и вляпаться в идиотски глупое положение. Наконец успокоился на том, что обойдется вином и конфетами.

Какими? Ведь он сейчас не похож сам на себя, при деньгах! Один раз можно и не экономить. Скорошев тихонько засмеялся.  До чего же непривычно произнести такую фразу даже про себя!

В конце концов – конфеты не вопрос. Выбирать особенно незачем. Коробку поярче, побольше, подороже – и хорош! Что еще девке нужно. А вот вино – штука позаковыристей. Павел быстро перебрал в голове все свои скудные познания. Хмыкнул. Придется ориентироваться на месте. Выехать в центр; есть там магазины для особо капризных. Из тех, в которые с сотней-другой не суйся.

Ближе к вечеру Павел шел по тесной улочке, до отказа забитой шикарными и не очень легковушками. С двух сторон подступали массивные, хотя и не слишком высокие, домики, все сплошь из бывших особняков. Каждый на свой манер. М-да! Декорация Старой Москвы. Но в новой упаковке! Кругом чисто, отделано, замощено. И вывески! Одна затейливее другой.

Давненько не бывал Скорошев в таких престижных кварталах! Сейчас он чувствовал себя близким родственником того деда, что встретил его когда-то на Быстрореченской станции. Попади тот сегодня сюда, пялился бы во все стороны не хуже Павла.

А вот и нужная вывеска. Ай да заведение! Двери, крыльцо, окна – дворец, да и только. Павел набрал воздуха, как перед прыжком с вышки, и шагнул к нержавеющей ручке на зеркальной створке. Но дверь открылась сама. Для чего же тогда ручка? Или это не ручка? Сделав по возможности вид, что он уже бывал здесь, Скорошев пошел прямо, не сворачивая, к сверкающим витринам….

Как он не крепился, цены – это было первое, что приковало его внимание. Конечно, он захватил достаточную сумму, чтобы не уйти без покупки, но одно дело – иметь их при себе, и совсем другое – отдать неизвестно за что. Если бы он тогда, за игорным столом… Стоп! Павел тряхнул головой. И тут же один из аборигенов в выглаженной фирменной курточке шагнул в его сторону. Скорошев поспешил успокоить прислужника жестом. Тот остановился, но на прежнее место не отошел.

«Отозвал бы его кто-нибудь», - подумал Павел и стрельнул глазами по залу. Нет, посетителей совсем немного, гораздо больше этих. В одинаковых курточках. Хватит обращать на них внимание! Вот витрина, надо что-то выбрать.

Но что? К сожалению, вкусы Вики для Скорошева такая же загадка, как и все прочее. И вообще, пьет ли она? То есть как это не пьет, осадил себя Скорошев. С чего это ей не пить! Молодая, здоровая, с вредным характером. От дорогого винишка точно не откажется.

Что же все-таки они здесь продают? Сплошь незнакомые названия. Может лучше просто выбрать этикетку. Которая понравится. Вот там вроде ничего. Павел сделал неосторожный шаг вбок и чуть не задел шикарную дамочку, только что подошедшую к витрине. Он поспешно попятился, а та, даже не повернувшись в его сторону, брезгливо качнула прической.

«Прошу прощения», - пробормотал он самому себе, потому что богатая покупательница вовсе не собиралась слушать его извинения. Сразу видно, из постоянных клиенток. Не шибко шикарна собой, но как отделана! Костюмчик влитой, ни заминочки, ни складочки. Весь из фиолетовой поблескивающей ткани. Какой непонятно, но очевидно, что такой, какую не встретишь каждый день на улице, либо в конторе. Скорей напоминает телевизионные впечатления: заграничное кино, либо передачи из жизни тех самых, знаменитых. О ножках ниже юбки говорить не обязательно, ножки, как ножки, но туфельки – блеск. Неимоверно тонкие, легкие, одно слово – безупречные. Совсем не для нынешней слякоти. Ну, да такие куколки по улице пешком не ходят!

Покупательница подняла руку. Парнишка, не дошедший до Павла, сразу устремился к ней. Скорошев еще чуточку попятился: снесет еще, расторопный. И всё-таки увидел. Не перстенек, блеснувший красным камешком. И не пальчик, на который он был натянут. Все пять пальчиков, вместе с ручкой. Явно ни к чему был здесь этот перстень, как пятно грязи на чистом блюдечке.

Не нуждалась эта ручка ни в каких украшениях. Она сама могла украсить любой изысканный интерьер. Такая уж она была, что, увидев раз, невозможно забыть. Во всяком случае, Павел Скорошев помнил ее неугасимо.

Он не слышал, что дамочка говорила продавцу, что тот отвечал. В ушах стоял шум, в голове хаос. Неужели это Вика?! Невероятно, но к сожалению вполне возможно. Ее и рост и фигура. Немного меньше девчачьей резкости и угловатости, мягче контуры. Но больше всего его смущала раскинувшаяся волнами прическа. Вместо короткой стрижки? Он понял, что теперь не сойдет с места, пока эта, по виду явно преуспевающая мадам, не повернется к нему лицом. И сам не знал, какое лицо больше хотел бы увидеть.

--Вам помочь? – сунулся к Павлу еще один прислужник. Тот медленно покачал головой. И поник. Дамочка повернулась прямо к нему. С еле уловимой снисходительной улыбкой. Не было в ней ни удивления, ни радости, даже - что ж тут еще ожидать - насмешки.

--Быстро вы забыли старых друзей.

Это произнес голос Вики, на Павла смотрели глаза Вики, но все равно, происходящее казалось ему сном или бредом. Такое не могло быть наяву; что угодно, но только не это.

--Что вы так удивляетесь, Павел Сергеевич?

Вика подошла вплотную, ее нынешнее, слегка изменившееся лицо, плавно вытеснило из памяти Скорошева запомнившийся прежний, но уже далекий образ. Он пришел в себя.

--Да, да. Простите, Виктория. Стою разиня рот, вместо того, чтобы поздороваться.

--Как поживаете?  Как мама?

--А вы разве не общаетесь? – удивился Павел.

--Почти нет, - слегка пожала плечом Вика.

Подошел парнишка в фирменной курточке, протянул Вике яркий пакет, расцвеченный рекламой компании.

--Вы не торопитесь? – участливо осведомилась Вика. – А мне, к сожалению некогда. Пока доберешься…  Кругом, как всегда, пробки…

--Тогда всего хорошего, Вика, - потерянно кивнул Павел, но все-таки не удержался. – Наверное, я так ничего и не пойму в этом мире.    

Вика, которая сделала уже шаг к выходу, остановилась и обернулась.

--А понимать особенно нечего, - сказала она тихо и быстро. - Надо уметь не останавливаться на полпути. Ведь всё было у вас в руках! Не хватало шага или двух. От Андрея Ярцева оставались не только старые карты.

--Как? – опешил Павел.

--Много чего у него было. Не догадываетесь где? В квартире его двоюродной сестры. Вашей тети Клары.

--Как? – повторил Скорошев. – Ведь Наталья Павловна…

--Наталья Павловна, - насмешливо перебила Вика, - разиня не лучше вас. Это для вас самая подходящая компания.

Не хотелось верить, но Скорошев чувствовал:  теперь он узнал всё.

Вика подняла прощальным жестом свою изысканную ручку. Оставалось только кивнуть ей напоследок. Легкая тень жалости пробежала по ее лицу, но лишь на мгновение:

--Такие вот дела, Павел Сергеевич…  дорогой мой Володя.

 

назад

 

 

Карта сайта | Ссылки | Контакты

© 2000-2020 Конюхов Александр