Игра в дурака    Карточные игры    Пасьянсы    Гадания на картах    Словарь    Карточные фокусы    Шулера    Фильмы    Анекдоты    Онлайн

 Главная страницаШулераПогоня

 

 

"Погоня"

 

19

В четверг, после завершения кратковременного отпуска, Павел вышел на работу. Сослуживцам о своей поездке он не распространялся ни словом,  особо любопытным дал понять, что занимался домашними делами. Это было привычно, никого не удивило и, тем более, не заинтересовало.

О быстрореченской находке он не то чтобы перестал думать, но натоптанная колея легко переносила все мысли, планы и намерения ото дня ко дню, а там все дальше и дальше.

Из оцепенения его вывел неожиданный междугородний звонок. Звонок от Вики. Виктория возбужденно затараторила в трубку. Она  спешила выплеснуть новость о большой удаче. Вновь появился Максим Витальевич и, кажется, с ним удалось сговориться. Квартира пошла за хорошую цену, деньги будут скоро, а потом Вика категорически намерена перебраться в центр, поближе к «вашей» столице. Наталья Павловна смирилась с неизбежным и теперь больше не возражает. Почем нынче у вас там квартиры, а, Павел Сергеевич? Не знаете? Ну как же так, братец? Эх, Володя, Володя….

--Что ты, что ты, Вика! Я, конечно, всё узнаю. Сегодня же, - поспешно крикнул Павел в трубку. Сразу вслед за Викиным «прекрасно», связь отключилась. То ли сама, то ли взбалмошная девчонка бросила трубку.

Самое простое, конечно, узнать цены у Полины, думал Павел, шагая с работы. Между прочим, а сколько она хотела бы получить за тетушкину однушку. Не в Москве, в области, и площадь стандартная. Для Вики-то, пожалуй, будет в самый раз. Вряд ли она потянет на что-то большее, при всей выгоде их быстрореченской сделки. Пресловутый Максим Витальевич, как видно, воробышек стреляный. Не может быть, чтобы он предложил им сумму по столичным расценкам. Тут ведь любой осел догадается, что дело нечисто!

А ведь как ловко получается. Нежданно-негаданно Скорошев приводит жене покупательницу. Пусть Полина убедится, что он кое-что может. И кто знает, вдруг она так обрадуется, что забудет всю свою неприязнь, из-за которой они в последнее время почти не общаются.  Вот и пойдет дальше у них по-хорошему.

Опять же, что греха таить! Хочется Павлу и для Вики постараться. Пусть переезжает сюда, поближе. Она – девица продувная, умеет и рыкнуть, и помурлыкать. Кто знает, глядишь, на чем-нибудь развернется. А он теперь, как никак - родственник. Да еще выручивший в нелегкой ситуации. А что? Ведь если она сунется сама, ее здесь в момент обдурят. Или пусть даже не обдурят, так сдерут три шкуры. Мало ли их – ловкачей с недвижимостью. Другое дело он – полная гарантия добросовестности и честности.

А уж если выйдет всё как надо, от него больше не отмахнешься. Попробуй не пусти на порог брата и благодетеля. Конечно, не без проблем, тетка Наталья ведь тоже сюда переедет….

Дверь родного подъезда прервала рассуждения Скорошева.

--Полина! Вопросик у меня к тебе. Если ты тети Кларину квартиру продать соберешься, сколько за нее получить хочешь?

Полина недоуменно смерила мужа взглядом.

--Я откуда знаю. Почем будут идти, столько и оценю. Ты что, не знаешь? Цены-то! Что ни месяц – скачут.

--А все-таки? – продолжал стоять на своем Павел. – Придет завтра человек с деньгами. Ты для себя-то определилась?

--Что ты голову морочишь?! – Полина ушла на кухню, начала укладывать сумку. Сегодня она собиралась к тетке. – Когда придут, тогда и говорить будем. А тебе чего? Не ты же покупаешь.

--Конечно не я, - поспешно согласился Скорошев. – Но мало ли. Вдруг кто-нибудь на меня выйдет, спрашивать начнет.

--Ты что, Павел, - высунулась Полина из кухни, - опять что-то затеваешь?

--Сразу – затеваешь, - сморщился Павел. – Спросить нельзя!

--Спросят – посылай ко мне! – отрезала жена. – Через тебя все равно договариваться не буду. На что мне твой испорченный телефон.

Полина вышла из кухни с сумкой, затопталась у зеркала. Павел со вздохом решил, что разговор окончен. В конце концов – и ладно!

Как только захлопнулась дверь, Павел позвонил Нельке. Телефон долго не отвечал. А когда ответил, стало совсем уныло. Что за наказание, и эта сегодня не склонна общаться! Раздраженное пояснение, что есть соответствующие фирмы, и, «звень», резкое переключение на какого-то мужика. Павел чуть не бросил трубку, но проявил-таки выдержку. И не зря. Слава тебе господи, хоть этот никуда не торопился! Спокойно выслушал запинающегося Павла, попросил секундочку подождать. А потом размеренно продиктовал названия трех компаний с именами и телефонами. Вежливо подождал, пожелал всего хорошего и повесил трубочку.

Делать нечего, Скорошев обзвонил все три фирмы. Записал цифры, советы. Мало-помалу в голове его сложилась достаточно определенная картина. По крайней мере, он мог теперь предложить Вике четкий и конкретный вариант, и быть достаточно уверенным, что такой расклад устроит и Полину.

Павел покосился на часы. Да, жена вернется уже скоро, не стоит больше никуда звонить. Когда же все-таки прекратится эта канитель? Он что, так и будет жить с вечной оглядкой?

Вот и последняя его надежда, мертво лежащая в ящике тумбочки, становится все призрачнее. Легче было добыть волшебные карты, чем придумать, как с их помощью не то что разбогатеть, а хотя бы подзаработать. Все труднее убеждать себя, что он в действительности, а не в воображении владелец настоящей билибинской колоды. Золотого ключика!

Павел выдвинул ящичек, вытянул из угла всё ту же скромную стопочку отпечатанных тонких картонок. Несколько раз перетасовал и, как всегда, пожал плечами. Карты как карты. Хотя бы поблескивали бы что ли или пальцы грели. Не могут порадовать незадачливого хозяина даже такой малостью!

Э-хе-хе! Играть ни в коем случае не нужно. Даже с самим собой. К тому же и не интересно. Разве что поглядеть на них. Павел начал выкладывать карты на стол. Сначала беспорядочно, потом передвинул одну, другую. Наконец руки сами выложили «ключ Ярцева». Так теперь мог назвать Скорошев этот прямоугольник: шесть на шесть, ни больше, ни меньше. «Тридцать шесть картей, четырех мастей». Каждой масти свой угол.

Упершись локтями в стол, Павел до ряби в глазах рассматривал таинственные карты.

--Интересно, - сказал он наконец самому себе, - почему все-таки в них нельзя выигрывать несколько раз?

--Можно, но не всегда, - хрипловато прошептал кто-то ему в ответ.

Скорошев отшатнулся от стола, вскинул испуганные глаза, завертел головой. В комнате, как и прежде, оставалось пусто и тихо. Осторожно выбравшись из-за столика, Павел быстро осмотрел квартиру. Заглянул во все закутки, во все шкафы, проверил входную дверь. Не веря самому себе, вернулся к картам. Наклонился над столиком, собрался с духом. Ну, смелее!

Одновременно Павел как бы смотрел на себя со стороны и пытался поиронизировать. Нелепость происходящего удручала, а вот шутить по этому поводу никак не выходило. Всё его существо тайно жаждало продолжения чуда.

--Это ты разговариваешь? – спросил он неизвестного, радуясь в душе, что в квартире никого нет.

--Я! – быстрый ответ и снова шепотом.

--А почему шепотом? – спросил Павел невольно потише.

--Так надо.

--В полный голос не можешь?

--Не могу!

Ответы следовали быстро, без раздумья, без запинки, как из заведенного автомата. А что, если будет вопросик потруднее?

--Тебя сделал Билибин?

Молчание. Минута, другая и никакого ответа.

--Ярцев спрятал тебя в Быстрореченске?

--Да, - опять быстрый и резкий шепот.

--Ты почему не отвечаешь про Билибина? – Павел спросил это чуть громче и требовательнее. Кто его знает, может быть, нужно проявить характер.

--Мне про него ничего не известно, - такой же ровный шепот.

--В таком случае надо отвечать, не знаю, - наставительно потребовал Скорошев.

--Хорошо, - спокойно прошелестел ответ, и вдруг вдогонку, не меняя интонации. – Ты прямо, как Ярцев.

Сознавая комичность ситуации, Павел все-таки гордо выпрямился. Похвала всегда похвала, пусть даже от тупой темной силы. Тем более, что Андрей Михайлович человек был не простой. Сравнение с ним поневоле лестно… Но вообще-то довольно любезностей, пора вспомнить, с чего начался разговор.

--Что нужно сделать, чтобы всегда выигрывать?

--Разориться до последнего гроша.

Ага, вот оно что! Что ж, такой ответ Павел если не предвидел, то по крайней мере уже предчувствовал. Свербила его догадка, что ради выигрыша потребуются непосильные жертвы. И пожалуйста - подтверждение! Нет слов, тяжелое, но, тем не менее, все-таки не ужасное. По крайней мере, не надо проливать кровь или губить невинную душу.

--Значит, если ты нищий, то сможешь выиграть сколько угодно?

--Да. Один раз.

--Как? – опешил Павел. Но тут же сам нашел ответ. – А если спустить все деньги, можно выигрывать снова?

--Да. И так хоть всю оставшуюся жизнь.

Показалось Павлу, или эта мерзкая колода усмехнулась во время последнего ответа. Все-таки не такой она автомат. Еще смеется, нечисть, над живым человеком.

Живой? Только и радости, что живой. А жизнь – сплошные огорчения. Повезло единственный раз, достался клад в руки. Но и тот, как выяснилось, с дырявым донышком. Эх, незадача! Полина в своем стервозном скепсисе права оказалась. Не видать им безоблачной безбедной жизни. Не вышло!

С этой чертовой билибинской колодой можно только кидаться в крайности. Например, мотаться без порток от выигрыша к выигрышу, как тот фронтовой майор по столичным притонам. Огребать по крохотульке и просаживать до копеечки. Жизнь бродячего чемпиона! Всегда сыт, всегда на коне, и ни шиша на завтра. Разумеется, есть и второй путь. Путь отцов-мудрецов: Ярцева, Билибина…  А там, в тумане минувшего, кто знает. Может быть задолго до Билибина началась такая свистопляска. Вон восемнадцатый век – век авантюристов. В России их тоже хватало. Уж наверное кто-то из них… историков спросить, кого-нибудь и подберут, если хорошо покопаются. Плевать, не наше это дело. Да и не о том забота.

«А вот интересно… Сейчас спросим!»

--Ярцев умел разговаривать с тобой?

--Умел.

Скорошев помолчал, осмысливая услышанное. На этот раз ему скорее было неприятно, чем лестно. Во всем опередил его хитроумный Андрей Ярцев. Никакой находки не оставил на долю скромного последователя.

--Для этого нужно разложить карты такой фигурой?

--Да.

--Это обязательно?

Что такое? Запинка в ответе.

--Есть… другие… фигуры.

--Ты их знаешь?

--Да.

Скорошев подобрался, но все-таки пересилил волнение:

--Ты назовешь их мне?

--Нет. – (Какое спокойствие и равнодушие в ответе).

--Почему? – выкрикнул Павел. Обида перекрыла боязнь.

--Их нужно найти самому. Иначе они не оживут.

 Вот подлая колода! Всё делай сам!

Э-э! А ведь если она усмехается, запинается, может быть и врать может? На чем бы ее подловить?

--Ты говоришь – разориться! А почему же я выигрывал? В поезде, у Полины.

--Ты играл не на деньги, - шепот опять прозвучал злорадно. Хотя, возможно, это только кажется. Какие уж там интонации в шепоте.

--Я могу показать тебя жене?

--Мой голос? – догадливо и вкрадчиво переспросил шепчущий собеседник.

--Ну, конечно! Карты она и так видела.

--Не сможешь. Она ничего не услышит.

--И совсем-совсем никак?

--Есть способ. Если при этом не будет тебя.

Скорошев оторопел. На что эта тварь намекает? Не часты ли в последнее время подобные намеки. Хотя погоди, все-таки мы уточним.

--Ты поясни, что значит не будет. Уйду куда-нибудь? Или … умру?

--Это всё равно, - медленно прошуршал ответ.

Полина как почувствовала, что разговор зашел о ней. Из прихожей донеслась ее возня. Павел быстренько собрал карты и сунул на старое место.

 

назад....вперед

 

 

© Конюхов Александр, 2000-2018.   Карта сайта   Ссылки   Контакты