Игра в дурака    Карточные игры    Пасьянсы    Гадания на картах    Словарь    Карточные фокусы    Шулера    Фильмы    Анекдоты    Онлайн

 Главная страница ШулераПогоня

 

 

"Погоня"

 

2

Поэму Некрасова Павел запрятал поглубже, после того как украдкой переписал шифровку в отдельную тетрадку. Время для уединенных размышлений у него теперь было: Полина регулярно бегала в свою коммуналку, куда они переселили немощную тетю Клару. Но приходилось держать ухо востро и вовремя прятать тетрадку, Полька, как правило, возвращалась усталая и раздраженная. Увидит его упражнения,  тарарам поднимет!

Размышления же Павла пока мало что дали. Он не был простодушным новичком, читал в молодости и «Золотого жука», и «Пляшущих человечков». Романы Жюля Верна, начинающиеся с хитрых шифровок, тоже в общих чертах помнил. Поэтому буквы в шесть столбиков были поняты им однозначно: адрес зашифрован четырьмя поворотами решетки. И таким образом на расшифровке сразу можно было поставить жирный крест. Сразу, сходу.

Павел хорошо помнил, что на простой перебор вариантов ему потребуются долгие годы. Никакого способа сократить перебор целенаправленным поиском он не знает. И вряд ли что придумает сам. Что и говорить, в специальных центрах, где сидят профессиональные расшифровщики, эту записку закатали бы в вычислительную машину. Машина работает быстро. Слепит все возможные комбинации, профильтрует их через словарь и выберет те, где попадаются осмысленные слова. Их будет десяток-другой, а то и меньше.

Думать об этом – и то тоска. Есть же у людей возможности! А тут… Ни техники, ни связей. Но если бы даже и был у Павла такой всемогущий знакомый с гигантскими возможностями. Разве можно доверить ему расшифровку записки, сулящей ни много, ни мало – клад таинственного «папы»? Нет. Все-таки лучше попробовать попотеть самому. Тем более, что ключ – вот он, рядом: ΔOVO+Δ++V.

Сомнений быть не может. Это не дополнительная запись, а именно ключ. В принципе, он так решил сразу, сходу, в тот самый момент, когда нашел в книге страничку с шифром. Какой должен быть ключ к решетке? Набор цифр, разбитый на шесть групп (по числу строчек). В каждой группе – цифирки от 1 до 6, совпадающие с активными клеточками. Похоже, в том и состоит единственная заковыка, что ряд этих значков не разбит на группы. Но зато значков этих девять, как раз столько, сколько и должно быть.

Павел с этого и начал. Значки обозначают цифры! Какие – неизвестно. Значит, могут быть варианты: если какой-нибудь значок – единица, другие соответственно 2, 3 и т. д. а потом наоборот…  Да-а! Не так уж мало выйдет вариантов. И тут на Павла нашло первое недоумение. Почему не шесть разных значков, а всего четыре? «Папа» что ли так выпендрился? Не задействовал полностью два столбца. Ну, да пёс с ним. Значит, ему так захотелось.

Вторая чехарда – разбиение на группы. Тут есть ограничение – два значка в одну группу никак не должны попасть. Это немного облегчает. Но все равно. Варианты плодятся и множатся!

Сначала Павел начал их выписывать. Но скоро надоело. Попробовал подсчитать, а сколько же их всего, какова вообще цифра? Помучался, плюнул. Так и так – работы непочатый край. Ай да «папа», закрутил головоломку.  

Павлу вдруг мысленно представилось лицо пожилого лысоватого человека, сморщившееся в довольной насмешке. Неизвестный беззвучно хохотнул, потер руки с толстыми пальцами в жестких волосках. Потом весело подмигнул и исчез. Павел даже покрутил головой, так живо представилось ему это видение.

По странному совпадению, жизнь самого Павла сложилась так, что отца своего он тоже помнил очень смутно. Павлика растила мать, разговоры о «папе» повергали ее в суетливую раздражительность, и мальчик скоро перестал их заводить. Но в его воображении всегда существовал некий отвлеченный образ деятельного мужчины. Павел рос, взрослел, соответственно менялся и воображаемый отец, становясь похожим то на персонаж какого-нибудь кинофильма, то на кого-либо из необычных случайных знакомых. Во всяком случае мальчик, а затем молодой человек  наделял его чертами, которых не хватало ему самому.

И вот теперь Павел мысленно разразился упреками. Как-то забылось, что не ему, не Павлу Скорошеву, было адресовано письмо без конверта. Важно другое, неизвестный «папаша» решил посмеяться. Сочинил такой громоздкий ключ, что неизвестно, какой путь короче. Перебор самой зарешеченной записки, или поиск правильного варианта ключа? Придумал задачку, старый идол!

Обругав «папашу», Павел немного остыл. Что он, в самом деле, на него напустился? Ведь ясно написано, что есть еще одно письмо, в котором  все пояснения. Да, будь у него оба письма!

Павел закрыл тетрадку с переписанной шифровкой, в которой он начал, было, выписывать варианты ключа. Сунул тетрадь в укромное место, лениво опустился на диван и задумался. Хитер все-таки этот самый «папа». Закодировал так, что нахрапом не взять. Хотя, если разобраться, он конечно прав! Кому нужен шифр, который за пару вечеров расколет любой желающий?

 

назад....вперед

 

 

Карта сайта | Ссылки | Контакты

© 2000-2020 Конюхов Александр